Больше месяца назад в центре города были начаты работы по очищению от штукатурки, побелки и краски зданий и сооружений, выполненных из инкерманского камня. Над домом № 20 по улице Ленина, где располагается детская поликлиника, и колоннадной галереей Графской пристани стало пыльно. Так стартовал первый этап архитектурной реконструкции исторического центра, инициированный властью. Среди прочего было решено вернуть Севастополю гордое звание "белокаменный город" путем возрождения забытой традиции шлифовки белого "инкермана". Действия власти, однако, вызвали пересуды в отдельных общественных кругах, не удалось избежать обвинений в волюнтаризме, некомпетентности и даже незаконности некоторых начинаний. Оставим вопросы проверки последней правомочным органам. Достоин внимания сам замыслел. МостЪpress узнал, насколько масштабны планы городского руководства, что думают разные специалисты по поводу инициатив власти и как относятся к идее возвращения первозданного облика центру севастопольцы.

 

Измоденов Александр Юрьевич – советник губернатора по вопросам архитектуры и градостроительства, член Союза архитекторов Севастополя 

 

Будет шлифованный "инкерман", и не должны мы его больше красить. Люди очень любят что-то красить. Спрашивается, зачем? Старый Рим – там же никто не красит уровни первых этажей. Надо просто научиться жить чистоплотно: не пачкать, не расписывать, не налепливать объявления. То есть постараться минимально вредить первозданности зданий. Если уж очень хочется преобразить, то лучше почистить.  

 

Мы уже начали потихоньку. В Севастополе очень много зданий старых, созданных из инкерманского камня. Нужно в первую очередь счистить грязь, а потом восстанавливать те вещи, которые должны быть восстановлены.

При этом, с одной стороны, важно получить в результате возможность окунуться в первозданную архитектуру. С другой – придумать, как все это отобразить, чтобы оно не разрушилось заново. Очень важно восстанавливать "инкерман", показав первородную структуру камня, но иметь при этом защищенные фасады. Задача решить: как, возвращая всю эту старину, покрыть ее каким-то защитным специальным покрытием. Сейчас дано задание, и происходят изыски с точки зрения внедрения современных технологий. По итогам первых экспериментов мы узнаем предложения специалистов касательно состава материала, чего-то вроде лака, прозрачного и матового.

Мы все хотим видеть красивый исторический центр, тот центр, которым можно гордиться. Но никто не говорит, что работа эта должна быть сделана за три дня. Все будет делаться поэтапно: часть за год, часть за второй, часть за третий. Пока мы говорим только о центре, когда поймем масштабы работы, будем говорить о дальнейших возможностях.   

Финансирование расходов на работы, по словам чиновника, могут поделить между собой город и предприниматели – собственники первых этажей домов в историческом центре. Так ли это будет и в каком соотношении, пока не определено. Он также заметил, что лично будет добиваться того, чтобы реставрационные работы производились в комплексе с другими немаловажными мероприятиями: избавлением от всех кондиционеров и рекламных конструкций, которые, по его мнению, уродуют город, располагаясь на главных фасадах.

 

Горелов Вячеслав Николаевич – председатель постоянной комиссии Законодательного собрания Севастополя по вопросам строительства и архитектуры,  руководитель военно-исторических проектов Агентства стратегического развития Севастополя

 

 К сожалению, те изменения, которые произошли с центральными улицами нашего города, они не являются  положительными. Во-первых, был искажен исторический облик города. Я имею в виду те здания, которые были  заложены, строились в поствоенные, послевоенные годы. Во-вторых, часть главных фасадов была отдана на  растерзание фирмам, которые сейчас занимают первые этажи.   

 

Пройдите, например, по Большой Морской или Ленина, и вы увидите, что часть главных фасадов таких зданий закрашена. Причем краска эта совершенно аляповатая, зачастую разных оттенков и даже разноцветная.

Народный избранник сделал акцент: беспокойство вызывает вопрос, будет ли теперь возможно восстановить эти фасады должным образом. Сам он, безусловно, за "естественную белокаменность" города, что была особенностью города не одно столетие со дня создания.

 

Чумак Сергей Степанович – директор ПАО "Инкерманский карьер пильных известняков "Инкерстром"

Безусловно, исторический центр должен быть белокаменным. Но красить здания последние 20 лет стали от неграмотности в вопросах эксплуатации камня.

По сути "шлифовка" – это чистка фасадов зданий при помощи специальных машинок, чтобы убрать верхний слой, придать камню белизну, убрать "патину" – старину. Такого рода работа не является высококвалифицированной, ее может выполнять любой.

Приблизительно работы по шлифовке за 1 кв. м. стоят 280-300 рублей + работы по покрытию за 1 кв. м. ≈ 25  рублей, зависит от компании. До 2000 года никаким защитным слоем инкерманский известняк не покрывали. Более того, такой необходимости нет.

Специалист отметил, что о возможном составе прозрачного материала/лака, которым впоследствии могут покрываться здания из инкерманского камня с целью защиты поверхности, ему ничего неизвестно. ПАО "Инкерстром" – потомок старейшего в Севастополе Инкерманского завода строительных материалов, основанного в мае 1944 года для добычи всего необходимого для восстановления разрушенных народно-хозяйственных объектов Крыма ( прежде всего – экологически чистого и износостойкого белого известняка), не принимает участия в реализации программы по реконструкции, "поскольку каких-либо приглашений со стороны властей города не поступало".

 

Жители города о возрождении традиции 

МостЪpress опросил около 100 коренных севастопольцев и людей, живущих в городе более 20 лет, в том числе некоторых предпринимателей, бизнес которых "занимает" сегодня первые этажи зданий в историческом центре.  

Люди возрастных категорий 30-45 лет и 45-60 лет  – случайные прохожие, с которыми удалось пообщаться на улицах городского кольца, в подавляющем большинстве оказались единодушны во мнении:  

Ольга, 60 лет: "Я только за. Эти крашеные "заплатки" – половина белого, половина предыдущего, а то и не белого, а какого-то желтенького – безобразие". 

Михаил, 46 лет: "Этот камень шлифовать надо. Да он царапается. Ну и краска царапается. А еще и стирается: солнце, мороз, дождь. Люди не зря пословицу придумали: "Вода камень точит". Разумеется, я – за".

Анастасия, 34 года: "Инкерманский камень он такого молочного такого цвета, красивый. Ну, не такой, как вот это, что видим сейчас, это точно. Конечно, мы за то, чтобы дома были шлифованными, как раньше. Хотя бы в центре".

Примечательно, что мнения севастопольцев в возрасте до 30 лет разделились почти поравну: одни были "за", другие – нет, не против, а "воздержались", став солидарными с нашим первым, самым молодым респондентом: 

Сергей, 22 года: "Мне все равно. Без разницы".  

С предпринимателями дела обстояли сложнее. Вспомнилась, ставшая притчей, "ситуация с моцареллой и пармезаном". Даже те, кто принципиально были не против идеи возобновления традиции шлифовки, впадали в заметное уныние, когда узнавали что, возможно, в реализации программы им тоже придется поучаствовать финансово. Многих владельцев магазинов откровенно пугала и потеря прибыли, связанная с необходимостью закрытия на период работ.  

Некоторые, пользуясь случаем, раскритиковали власть, которая среди прочих инициатив потребовала снять все рекламные вывески, в то время как утвердить проект на повторную их установку сегодня крайне сложно ввиду отсутствия легитимного механизма. При этом те же самые люди выражали готовность выполнить за свой счет мелкие работы по реставрации, если вопрос встанет остро.