«23 февраля – это наш, севастопольский Новый год. Мы подводим итоги. Так что с Новым годом и мира вам» .

Олегу Владимировичу, наконец, удается дождаться момента, когда место у микрофона освобождается. Желающих выступить оказалось больше, чем предполагалось. Непосредственные участники событий весны 2014 – общественники, казаки, ветераны, а также коллеги художника, сотрудники музея, представители власти и просто ценители творчества автора пришли поприветствовать его и поздравить с открытием персональной выставки в преддверии праздников.

До окончания официальной части в небольшом зале музея не так-то легко маневрировать с фотоаппаратом. Но вот еще несколько минут, и пространство вокруг импровизированной сцены редеет. Появляется возможность пообщаться. 

Танцюра очень удачно останавливается возле одной из самых оригинальных картин, давно приковывавших внимание многих. Под работой надпись: "6 марта. Мирный митинг. На государственных учреждениях подняты российские флаги". Тут вообще все названия такие длинные. Это даже не названия, а хроника событий. Несмотря на патриотический подтекст, пейзаж весьма идиллический и в целом выглядит как-то очень по-восточному: в розово-пастельных тонах, в обрамлении листвы цветущих деревьев, выполненной в объемной технике. "Что бы это значило?" – интересуюсь у автора.  

"А это все Китай – его влияние".   

Олег Танцюра был первым севастопольским художником, приглашенным на пленэр в Китайскую Народную Республику. Это не только стало доказательством признания таланта восточными коллегами, но и отличной возможностью расширить кругозор. Пленэры – его страсть (от франц. "en plain air" – «на открытом воздухе»). Более 10-и последних лет Танцюра работал в режиме "сегодня – здесь, завтра – там". Именно так, говорит он, и должно оттачиваться мастерство художника: учишься быстро перестраиваться с одного на другое.  

"Было такое, что я писал в Швейцарии – работал там месяц, а потом вдруг уехал в Таиланд. Представляете, какой контраст? Перестроиться от швейцарской жизни сразу на тайскую! То есть изменить краски, настроение, в целом все изменить. Но это опыт. И потом, если ты видишь, что пишешь, и это получается легко и свободно, считай, что ты чего-то достиг. Потому что картина не должна быть написана потом и кровью. Она должна быть написана душой".  

Долгое время Танцюра работал в Париже. В некоторых картинах можно видеть свойственную для французской живописи легкость и спонтанность в исполнении каждого штриха окружающей действительности.

Олег Владимирович убежден: культурно замкнутая среда пагубно влияет на художника, тогда как работа вдали от знакомых мест и людей, за границей – это всегда новые эмоции и знания. Все это потом формирует свой особенный стиль, свою технику, то есть авторский почерк. "Танцюризм" – так шутя автор называет свой.  

  

"Художник должен развиваться, обогащать себя, чтобы все это потом отражалось на полотнах. Нужно показывать, как живут люди во Франции, Италии, как на Мальте, в Азии, Китае, Индии. Этим ты расширяешь не только свой кругозор, но и кругозор зрителя. Я уезжаю на месяц, два, на полгода. Но только, что бы работать. В Севастополе я родился, жил, живу и жить буду".

Любовь к родному городу и неравнодушие к его судьбе определили будни Олега Танцюры на долгие семь месяцев: с декабря 2013 по июнь 2014. Он рисовал все, что видел. Все, чем жил и дышал Севастополь в период расцвета Русской весны, незадолго до и сразу после нее. 

Экспозиция, в которую вошло более 40 картин, не стала отражением только лишь патриотической весны 2014. Нашлось место и работам, в которых художник запечатлел трудовые и романтические будни города и флота. Но названия, так или иначе, публицистично-повествующие. Вот такое например: "23 февраля. Малахов курган. Сохранившийся севастопольский миндаль времен Великой отечественной войны. На митинге народной воли избран народный мэр Севастополя". Или: "11 марта. Ветер с запада. Начали пугать санкциями",  "19 марта. Севастопольский лев взял под защиту российский флаг".

Возле некоторых картин заметно задерживаются казаки особого севастопольского отдела Терского казачьего войска. 

 "Не было вам страшно, ну хоть на миг в один из тех дней? – спрашиваю у Танцюры. – Смутное было время".

"Страшно? Нет. Художник должен быть из народа. Я был с народом. Было всякое, но ты не должен бояться. Пишешь, значит делаешь свою работу. У каждого из нас она своя".  

***

Выставка Олега Танцюры в музее М.П. Крошицкого стала очередным знаковым культурным событием из цикла мероприятий, посвященных годовщине начала Русской весны в Севастополе и Дню защитника Отечества. Накануне в Морской библиотеке им. М.П. Лазарева открылась экспозиция фотографий заслуженного журналиста Крыма Сергея Горбачева, предложившего еще раз взглянуть на "лица Севастопольской весны 2014" – простых севастопольцев, "вежливых людей", моряков, казаков, священников и политиков, которых он успел запечатлеть в феврале – марте прошлого года в разные периоды судьбоносного времени.