На часах еще нет половины одиннадцатого утра, а за стеклом изнуряющие + 40° в тени. Расположившись на сиденье автомобиля, обшитом ворсистым чехлом, похожим на зимний плед, искренне удивляюсь, почему совсем не жарко. В ответ на реплику о комфорте спутник за рулем улыбается: то ли еще будет – впереди почти 200 километров пути, большая часть которого придется на раскаленную солнцем трассу и пыльные проселочные дороги.

Задумчиво замолкаю, рассеянно переводя взгляд с плюшевых мышек, расположившихся рядом с флажком-триколором у лобового стекла на георгиевскую ленточку, вымпел, эклектично оформленную панель управления с увенчивающим ее, выбиваясь из общего антуража, монитором камеры заднего вида, и обратно.  

В кабине ретроавтомобиля сижу впервые в жизни. И хоть ГАЗ М-20 «Победа»1956 года выпуска далеко не самый древний экземпляр в нашей колонне, на протяжении всего маршрута – в черте города и за ней, в боковое стекло и зеркало заднего вида – с интересом наблюдаю, как люди оглядываются и, что-то говоря друг другу, показывают вслед нам пальцами, снимают и фотографируют. Наблюдаю и чувствую себя частью чего-то уникального и неповторимого.

Так оно, в общем, и было на самом деле.   

Фото: Валерия Золотарева

Идея каждый год 22 июня совершать автомотопробег ретротехники времен Великой Отечественной войны по местам боевой славы – тем самым, где во время второй обороны Севастополя тысячами и тысячами погибали красноармейцы и краснофлотцы, закрывая собой от гитлеровских войск подступы к городу, принадлежит участникам автомобильно-мотоциклетной группы «Красная армия». Организацию мероприятия, как и всегда, взял на себя ее командир Денис Сираев. Знакомимся, и он рассказывает: 

«Основу для всего того, что сегодня вы можете видеть, на самом деле заложил Владимир Емельянович, самый уважаемый поисковик нашего города, руководитель Балаклавского поискового отряда «Подвиг». Он – связующее звено между живыми и мёртвыми. С ним и моим дедом я  с детства участвовал в такого рода поездках, посещал места боевой славы, всё впитывал, как губка. Затем моего деда не стало, но я продолжал поддерживать связь с Сергиенко. Позже стал заниматься военной техникой. И когда мы впервые решили совершить такой пробег на машинах, то приехали к Владимиру Емельяновичу, и он спросил, как нас называть. Мы как-то даже об этом не думали, и тогда он предложил называться автомобильно-мотоциклетной группой «Красная армия». Сказал, что так будет доступно и понятно для сельских жителей. Так и осталось, и с тех пор пошло-поехало».  

Фото: Валерия Золотарева

Свой первый автопробег, посвященный началу войны, с заездом в села, в дома живых свидетелей и участников боевых действий, группа предприняла 14 лет назад – в 2002 году. Тогда участие в акции приняли пять человек энтузиастов и всего один автомобиль – поставленный Красной Армии по ленд-лизу и добытый для автопарка АМГ американский армейский «Willys MB».  Сегодня в составе уникального, единственного на всем постсоветском пространстве боевого подразделения «КА», базирующегося на территории музейного историко-мемориального комплекса героическим защитникам Севастополя «35-я береговая батарея», более 100 человек личного состава и около 70 единиц техники времен войны – реставрированной, восстановленной, поставленной на ход. 

Сбор в Балаклаве. Здесь наш «экипаж» растворяется в окружении машин и людей, ожидающих отбытия. Среди собравшихся – постоянные участники и «новички»: члены группы, их родные и друзья, а также прочие неравнодушные, решившие присоединиться к пробегу на собственных авто. Красноармейцы приехали семьями, с женами и детьми. Ребята не по-детски серьезны. Несмотря на жару, большинство из них в солдатских гимнастерках и тельняшках, шароварах и «уставных» юбчонках, пилотках и флотских фуражках. 

Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева

Все рассаживаются на свободные места по имеющимся машинам. К нам «подселяются» мама с дочкой, приехавшие в Крым на отдых из Запорожья. Еще до прибытия в первый пункт назначения мы успеваем обменяться рассказами о своих дедах-ветеранах и судьбах других известных нам участников войны, поговорить о подвиге защитников Севастополя. Коснулись и политики. Правда, это направление дискуссии быстро показалось нам каким-то кощунственным в такой день. Да и жарковато становилось для долгих бесед. 

Позади остается Балаклава и Инкерман. Наша машина замыкает колонну из колясных мотоциклов и военных автомобилей, в числе которых помимо ленд-лизовских Виллисов идут и соотечественники, универсальные помощники красноармейцев в последние годы войны – тягачи, санитары и разведчики ГАЗы 67 с открытым кузовом.  

Фото: Валерия Золотарева

 По грунтовке приближаемся к объекту на одном из основных узлов обороны Севастополя 1941– 1942 гг.. – памятнику и славному пулемётному ДЗОТу №11, преграждавшему в числе двенадцати установленных тут огневых точек путь к городу через Мекензиевы горы.

Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева

В декабре 41-го, во время второго наступления фашистских войск здесь, в районе Камышловского оврага, шли тяжелые бои. Ценой серьезных потерь гитлеровцам удалось тогда вклиниться в оборону, однако, пробиться к Севастополю в тот раз они так и не смогли.  

Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева

Перед наступлением врага все защитники Бельбекской долины расписались под текстом клятвы, написанной на куске фанеры комсоргом роты. Вражеская артиллерия, пехота и самолеты многократно штурмовали маленькие крепости. После упорного сопротивления из строя были выведены все ДЗОТы, кроме одиннадцатого – в нем под шквальным огнем держали оборону еще больше суток. Один тяжело раненый, но выживший краснофлотец Григорий Доля по приказу замполитрука ночью покинул товарищей. Ползком, превозмогая боль, он направился в командный пункт батальона, с которым была утрачена связь, с донесением об обстановке и необходимости подкрепления. Все девять оставшихся бойцов погибли. После контратаки новоприбывшей бригады морской пехоты и освобождения села Камышлы герои были похоронены прямо возле ДЗОТа со всеми воинскими почестями. О напряжённости боёв свидетельствуют и другие братские могилы в этом районе. 

Фото: Валерия Золотарева

 «Личный состав ДЗОТа – это краснофлотцы, простые ребята, которые знали, что за их спинами Севастополь, и отступать некуда. Немцы прошли к Севастополю только тогда, когда ни одного здесь не осталось в живых», – о событиях подробно рассказывает Владимир Сергиенко. Рассказывает много и так, будто сам пережил все это.  

ДЗОТ на холме, густо покрытом сухой травой и колосками, впивающимися в ноги, одежду и обувь. Но никто, казалось, этого не замечает. Прячемся только от жары – в тени деревьев, сторожил памятника. Ретромашины выстроены в ряд. Красноармейцы – в шеренгу.

Фото: Валерия Золотарева

Минутой молчания завершается этот визит памяти, и колонна направляется дальше, в само село Камышлы, где с шести утра нашего приезда ждет ветеран ВОВ, ефрейтор 25-й Краснознамённой ордена Ленина стрелковой дивизии имени Чапаева – Шевкие Абибуллаева. Сейчас ей 92. А к началу войны едва исполнилось 17.

Ходит Шевкие Абдритовна с большим трудом, так что встречать гостей отправилась в сопровождении родственников. Поприветствовала, повспоминала, немножко поплакала. Троекратным «Ура!» отдают ей свое почтение красноармейцы, выстроившиеся в ряд. Дети дарят стихи, и все – цветы.

Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева 

Уроженка села Дуванкой под Севастополем (ныне Верхнесадовое), крымская татарка, мать троих детей, женщина с нелегкой, удивительной и героической судьбой. Она прошла всю оборону, во время которой была санинструктором, участвуя в боях в разных районах города. Выносила раненых с поля боя и ходила в разведку она и здесь, в районе ДЗОТов на стыке двух долин – Камышловской и Бельбекской. Официальной датой окончания обороны Севастополя считается 3 июля, но, как известно, ещё до 12 числа, а  на некоторых участках и до 17-го без боеприпасов, медикаментов, воды и продовольствия на узкой несколькокилометровой кромке суши в районе последнего оплота – 35-й береговой батареи разрозненные группы защитников продолжали держать оборону. На одном из последних рубежей, мысу Фиолент, находилась тогда и Шевкие.

В один из первых скорбных для города дней оккупации, 4 июля, она попала в плен, откуда уже через несколько дней бежала, отыскав партизан и став подпольщицей. Среди многочисленных наград Шуры, как звали ее однополчане, самые дорогие – орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», «За оборону Севастополя, «За победу над Германией».  

Фото: Валерия Золотарева

Хозяева приглашают в дом. В двух его комнатах в новой, недостроенной части, уже несколько лет располагается настоящий музей. Старые карты, документы, фотографии, осколки гранат, книги, личные вещи – это и многое другое посвящено подвигу всех и каждого воина, сражавшегося за Севастополь в составе 25-й стрелковой дивизии имени Чапаева. Той самой, в рядах которой фронтовичка прошла и свой собственный героический боевой путь. Настало время впечатлиться самым трепетным участникам экспедиции: некоторые девочки, выходя из уникального дома-музея, плачут, вытирая лица пилотками.    

Фото: Валерия Золотарева

 «На этой русской земле солдаты защищали и погибали за Севастополь. И мы, как потомки, должны, обязаны помнить их подвиги и все эти даты. Эти уроки истории «в живую», где реальные люди на реальных местах сражений рассказывают о подвигах, где можно вдохнуть воздух и проникнуться событиями тех времён – им нет цены. И для ветеранов это очень важно», – скажет Денис Сираев по возвращении. Не поспоришь. 

Однако при всей, казалось бы, исторической значимости этого места инфраструктура села Камышлы, входящего в административную зону Севастополя, пребывает в весьма и весьма плачевном состоянии. На километры вокруг здесь нет ни магазинов, ни каких-либо других объектов социального назначения. Так что без преувеличения спасительным оазисом для уморенных жарой (в особенности тех, кто не позаботился взять с собой питьевой воды, меня в том числе) стал колодец с прозрачной ледяной водой, расположенный на территории дома интернациональной семьи Абибуллаевой. Напившись, многие буквально искупали себя и детей под включающейся в нем живительной струей.     

Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева

Наш следующий пункт назначения – малая родина бабы Шуры, село Верхнесадовое. Здесь в Доме Культуры (кстати, на улице Севастопольской) расположилась единственная на территории бывшего Советского Союза сельская диорама «Подвиг пяти».   

Уникальная композиция, входящая в состав «Музея истории 4-го сектора обороны Севастополя 1941-1942 годов», отражает события, происходившие на боевых позициях в районе села в конце первого года войны. В центре полотна – пять героев-краснофлотцев, отбивших несколько танковых атак и уничтоживших 10 бронированных вражеских машин. Последние – обвязавшись связками гранат. 

Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева
Фото: Валерия Золотарева

Дорога сворачивает на юго-восток. Минуя долину реки Бельбек, оставляем позади села Фронтовое и Холмовка, в нескольких километрах восточнее – Танковое. Названия говорят сами за себя. Жарко. Пыльно. Над дорогой гуляют миражи. Перед глазами, следящими за вспотевшими, но решительными спинами в гимнастерках, встают картины военного времени. Чувства посещают смешанные: грусть, тревога, скорбь, гордость, радость. И от этого как-то немного не по себе.   

Бахчисарайский район, село Красный мак. Недалеко от дороги нас встречает «Скорбящая мать» с младенцем на руках. В небо над ее головой неумолимо устремляются опаленные огнем войны сыновья. Журавли. В ногах семиметрового памятника – каменный венок. В этих местах при обороне и освобождении Севастополя полегли тысячи советских воинов. Останки лишь нескольких сотен из них, идентифицированных и безымянных, захоронены под этими плитами.  

Фото: Валерия Золотарева

Позади еще десяток километров, красивейшие пейзажи склонов пещерного города Эски-Кермен и Мангупа. Грунтовки и многочисленные тропы от трассы уходят к гребням проплывающих мимо гор и снова спускаются к дороге по лесистым лощинам. Пожалуй, самый живописный маршрут из основных ведущих в Севастополь. Петляя вдоль оврага, разделяющего горы Мангуп и Шулдан, выезжаем к перевалу Текиль-Таш, после преодоления которого дорога, наконец, выравнивается. 

Фото: Валерия Золотарева

Спешиваемся в районе Терновки (до 1945-го с. Старые Шули). Машины снова торжественно паркуются в ряд прямо посреди большого, залитого солнцем поля, окруженного лесом с одной стороны и селом с другой. У одного из сохранившихся ДОТов передового рубежа обороны Севастополя под номером 65 в тени двух спасительных деревьев Владимимр Емельянович продолжает свой рассказ. Сооруженная за несколько дней до вторжения в Крым эта огневая точка стала неприятным сюрпризом для немцев.  

Фото: Валерия Золотарева

Отсюда через Черноречье (с. Чоргунь) с остановкой у Братского кладбища воинов Великой Отечественной, а следом по ходу движения у памятника участникам Чернореченского сражения в период Крымской войны продолжаем путь к последнему пункту «маршрута памяти» – селу Оборонное (до 1945-го с. Камары), родине нашего уважаемого экскурсовода.  

В свои 80 лет после семичасовой экспедиции он и сейчас, к удивлению многих, выглядит бодро. Такая уж закалка. Когда началась война, Владимиру Емельяновичу было 16. Работой всей его жизни стал поиск погибших защитников Севастополя. Легендарные места на подступах к городу и все, что было с ними связано в военное время, за десятки лет изучения артефактов он знает не хуже собственной биографии. Организованную и активную поисковую деятельность Сергиенко начал в 60-х, когда в его родное село начали часто приезжать люди со всего Советского Союза, желающие найти места захоронения своих погибших родственников. С тех пор «Подвигом» во главе с его неумолимым идейным вдохновителем были найдены останки тысяч воинов. Имена сотен советских бойцов, воевавших на севастопольской земле, были восстановлены и занесены в Книгу Памяти города-героя.  

Фото: Валерия Золотарева

Только здесь, в селе Оборонное в радиусе 3-4 километров вокруг были найдены останки около 1700 человек. Более 40 поднятые в нынешнем, 2016 году, были преданы земле на Братском кладбище воинов Приморской армии, отдавших жизни при освобождении Севастополя в 1944-м, в мае в канун Дня Победы. «Их мы собирали здесь по всем высотам. Бывало так, что в один день поднимали до 90 из окопов и траншей», – рассказывает Сергиенко. 

Фото: Валерия Золотарева

Возвращаемся. Плюшевые мышки, от долгой тряски в машине сбившиеся в кучу прямо на флажке у раскаленного стекла, кажется, окончательно разморились и уснули. Но до сумерек в этот день летнего солнцестояния еще часа два.

Запланированный организаторами маршрут мемориального автопробега пройден, и даже этих впечатлений при детальном описании хватит на полноценную книгу, притом что увиденное и услышанное – лишь малая часть достойного вечной памяти.

Фото: Валерия Золотарева

250-дневная оборона Севастополя, продолжавшаяся с октября 1941 года по июль 1942 года, одна из самых героических и трагических страниц в летописи Великой Отечественной. Несмотря на взятие города после тяжелейших боев, она имела важное военно-политическое значение для дальнейшего хода войны, поскольку неожиданно надолго сковала крупные силы немецко-румынских войск, нанесла им большой урон и нарушила планы германского верховного командования в отношении южного стратегического направления, существенно задержав наступление захватчиков к Волге и на Кавказ. Мы помним... 

Фото: Валерия Золотарева

Понравилось? (5)

Комментарии:

Другие статьи в разделе "Исследования"